«Если бы магазины могли работать легально, никто не стал бы торговать поддельной водкой»

«Если бы магазины могли работать легально, никто не стал бы торговать поддельной водкой»
Иллюстрация: из архива Владимира Панова

Откуда в магазинах берется ядовитая водка с метанолом? Знают ли владельцы торговых точек, какой алкоголь они продают и как побороть контрафакт? Интервью с представителем отрасли.

В новогодние каникулы в Тюмени произошло массовое отравление водкой. Погибли девять человек, возбуждено уголовное дело. Правоохранительные органы задержали 11 продавцов и владельцев магазинов. Под стражу поместили и торгового представителя одной из тюменских компаний. Почему небольшие магазины продают сомнительный алкоголь? Что нужно сделать, чтобы массовых отравлений суррогатами не было? Задали эти вопросы региональному координатору Ассоциации малоформатной торговли Владимиру Панову.

Сейчас, как мы видим, в Тюмени арестовывают людей, которые в основном владеют или работают в небольших магазинах. Объясните, почему они продают поддельный алкоголь?

— Из-за целого комплекса проблем. Начнем с того, что в нашей стране очень сложно легально торговать алкоголем. Сложно получить лицензию — алкоголем могут торговать только юридические лица с уставным капиталом в 500 тыс. руб. Лицензия стоит 65 тыс., а с учетом системы ЕГАИС необходимы онлайн-кассы, программное обеспечение, обслуживание, фискальные накопители, обновления. Можно смело добавить к этой сумме еще 100 тыс., да и сама процедура трудоемкая. Продавец, на которого все ложится, должен обладать знанием компьютера. Принимать партии, сканировать каждую бутылку. Такую нагрузку, в том числе финансовую, не каждый маленький магазин может потянуть.

Да и сама программа, на мой взгляд, недоработанная и сырая, а ее цель — не столько навести порядок, сколько заставить внедрить ее. Постоянно выходит так, что остатки на складе не соответствуют остаткам по ЕГАИС, приходится их «чистить», а это трудоемкая и дорогостоящая процедура. Короче говоря, зарегулировали эту отрасль так, что легально работать для небольших магазинов, особенно в сельской местности, практически невозможно.

С легального рынка алкоголя выдавили огромную часть малого бизнеса — магазины формата «у дома». К этому нужно добавить запрет на торговлю пивом в киосках. У федеральных сетей, конечно, гораздо больше ресурсов. У них нет проблем с применением системы ЕГАИС.

Если бы небольшие магазины могли работать легально — продавать шампанское, водку, коньяк, если бы малоформатная торговля не сталкивалась с такими сложностями и ограничениями в продажах, как, например, запрет реализации пива в нестационарных торговых объектах, то, конечно, никто не стал бы рисковать лицензией, торгуя поддельной водкой или еще чем-то.

В экономически развитых странах нет контрафактного алкоголя. На него нет спроса и, соответственно, предложения. У нас же это обусловлено социальным положением, стремительно нищающим населением, ростом цен и тарифов, безработицей. Особенно ярко это проявляется в малых городах и сельских поселениях, когда у людей нет надежд и перспектив. Поэтому пьянство и захлестнуло Россию. Спрос на алкоголь никуда не делся, особенно на дешевый алкоголь. Ведь цены на него растут регулярно. И это вторая причина.

Нация спивается не потому, что в киосках торгуют алкоголем, как говорят некоторые депутаты-популисты, а совсем по другим причинам, и это масштабная беда. Если человек занят делом и у него есть перспективы, ему не до выпивки.

Но все, о чем я сейчас говорил, не касается метанола, это совсем другая история. Контрафактной водки полно на оптовых базах, но от нее же не умирают.

То есть вы хотите сказать, что в стране много поддельной водки, которая не является смертельно опасной?

— Конечно! Есть водка, которая выпускается теми же заводами, но «в третью смену», в обход систем учета — это тоже контрафакт. Есть водка, которую везут из Казахстана, ее нельзя назвать «плохой». Есть нелегальная водка, которой торгует мелкая торговля. Я их не оправдываю, но это не метанол. То, что произошло в Тюмени (в водке, от которой скончались девять человек, был найден метанол, — Прим. ред.), — совсем другая история, я хочу, чтобы с этим разобрались, а не просто наказали продавцов. Откуда появились эти бутылки с метиловым спиртом?

Метанол — это высокотоксичный яд, да, он дешевле этанола, но несущественно. Его нельзя перепутать и налить, грубо говоря, из канистры в гараже. Его токсичность в 80 раз выше этилового спирта!

Через слизистую оболочку носа и глаз он мгновенно попадает в организм человека и даже тот, кто просто разливает его, получит отравление. А чтобы умереть, нужны граммы метанола. Представляете, если в бутылке один метанол, то можно потерять сознание, только открыв ее. Получается, что в бутылку с этиловым спиртом добавляли метанол пипеткой? Но это бессмысленно, ни о какой рентабельности и маржинальности речи идти не может. Кроме того, если система отлажена, поддельная водка продается в больших количествах, кто будет уничтожать эту курицу, «несущую золотые яйца»? На той стороне люди тоже разумные. Если они зарабатывают огромные деньги на этиловом спирте, зачем добавлять туда метанол?

У меня складывается ощущение, что это какая-то провокация, за которой последует еще большее ужесточение на рынке продажи алкоголя. Может получиться так, что Тюмень просто станет «сакральной жертвой» в этой игре, как когда-то Иркутск. Страшная трагедия, погибли люди. А в результате у нас теперь везде ЕГАИС. Это огромный рынок, и кто-то заработал триллионы рублей.

Можно ли сказать, что люди, которых задержали в Тюмени — 11 человек, не знали, что они продают в бутылках?

— Уверен, что не знали. Конечно, они виноваты и должны понести ответственность, но это не преднамеренное убийство. Нужно разобраться и понять, откуда взялся метанол и зачем? Боюсь, что ответов на эти вопросы мы не услышим. Понимаете, в торговле все логистические системы выстроены и с поставщиками мы часто работаем длительное время. Не бывает так, что кто-то прибежал, сунул неизвестный товар и это сразу идет в продажу. Я сам 20 лет в торговле. Любой товар мы изучаем, проверяем, берем в небольших объемах, смотрим, как он уходит, слушаем отзывы покупателей. Потом только принимаем решение — работать с поставщиком или нет. Предложений очень много, везут со всех сторон.

Если цепочка выстроена, если всегда брали одну и ту же водку и продавали ее, а в определенный момент она «выстрелила» таким страшным образом, то эти люди точно не знали, что продают. В какой-то мере они стали заложниками ситуации, как, возможно, и оптовики.

Вброс («влив») произошел на другом этапе. И это обязаны установить правоохранители, а не вешать все на конечное звено. Повторюсь, я не оправдываю продавцов контрафактом, но очень важно узнать тех, кто осознанно добавил яд в алкоголь и совершил осознанное убийство. И здесь на кону честь мундира Следственного комитета и лично самого Бастрыкина, раз уж он взял на контроль это дело. Если мы не узнаем имена всех виновных, то зачем мы тогда содержим их за счет своих налогов?

Вы говорите, что мелкоформатной торговле сейчас очень сложно легально торговать алкоголем. А раньше — до ужесточения, когда в небольших магазинах продавалось все, тоже бывали случаи отравления?

— Возможно и были, но с летальным исходом не припомню. Я могу сказать только по своему опыту, на своем примере. У меня долгое время была лицензия, в ассортименте был разный алкоголь, даже мысли не возникало завести какой-то «левый». Когда легальные пути стали нерентабельны, перед бизнесом встает выбор — совсем отказываться от продажи алкоголя или что-то выдумывать, скажем так.

В прежнее время контрафакт, может, и был, но в плане ухода от налогов. Это более «высокие материи», и товар принимался от реальных производителей. Отчасти это и стало причиной введения ЕГАИС, но я всегда говорил, что нет смысла на розницу вешать ЕГАИС, когда фуры, которые везут товар с левыми акцизными марками по всей стране, можно отследить. Огромные объемы, которые выпускали на заводах в обход акциза, так сказать, в «третью смену», скрыть очень сложно. Все это можно было выявлять, просто поставив полицейских у ворот заводов. Зачем было вешать ЕГАИС на розницу? Можно было оставить на производителе и оптовом звене.

Для реализации нелегального алкоголя ЕГАИС не страшна. Вся нагрузка наоборот легла на легальных продавцов. Аналогов ЕГАИС нет ни в одной стране мира. В итоге в малоформатной рознице резко сократилась торговля легальным алкоголем и вырос объем контрафакта.

Люди вынуждены как-то выживать, начинают искать пути. В малых городах и селах, где нет федеральных сетей, других магазинов, кроме мелкоформатных, просто нет. Люди торгуют тем, чем могут, то есть контрафактом, потому что без лицензии и ЕГАИС от завода товар не возьмешь. Вот и произошло замещение. К этому нужно еще добавить самогоноварение, которое активно увеличивает свою долю на рынке.

Но ведь не все представители малоформатной торговли берут поддельный алкоголь. Вы лично так не делали?

— Нет, я так не делал. Я просто отказался от продажи алкоголя, а потом вообще ушел из этого бизнеса. Без алкоголя очень сложно. Это такой товар, с которым уходит и другой товар. Берут алкоголь, берут и закуску. Вот и с пивом тоже ужесточают, запрещают торговать в павильонах. Я пошел по пути закрытия магазина. Каждый выбирает свой путь.

То есть у владельца бизнеса — выбор между уходом с рынка и поисками каких-то путей выживания, часто нелегальных?

— Да. Нарушения могут быть разными, в том числе, торговля пивом в киосках или торговля алкоголем после 21.00. В свое время я обращался к Александру Моору (губернатор Тюменской области) и Андрею Пантелееву (замгубернатора, курирующий потребительский рынок), мы предлагали разрешить продавать алкоголь в Тюмени до 22.00. Этот час имеет огромное значение. Это сразу решило бы очень много проблем. Малым магазинам, торгующим легально, было бы легче выживать, а людям не пришлось бы искать вечером нелегальный алкоголь сомнительного качества, ведь все покупки алкоголя происходят в большинстве своем до 22.00, ночью за ним бегают очень редко. Все круглосуточные магазины с полуночи до утра в большинстве своем закрываются. И бюджет бы получил дополнительные поступления.

Как сделать так, чтобы люди не травились метанолом, покупая бутылку водки в магазине?

— Спроса на дешевый алкоголь быть не должно. Когда я учился в школе в советское время, рядом с нашей школой отпускали алкоголь на розлив. Но в нашем классе большинство поступило в институт, никого алкоголь не интересовал. Те, кто хотел учиться, учился. Были бесплатные секции, кружки и, самое главное, возможность себя реализовать, «социальные лифты». Когда у человека есть чем заняться, он не будет пить.

Но тут проблема не только в спросе на дешевый алкоголь. Насколько известно, погибшие в Тюмени люди не были неблагополучными, по крайней мере, некоторые из них. Они просто в новогодние праздники купили в магазине водку, которая им показалась подходящей по цене. И отравились. Получается, что от этого не застрахован никто? Такие бутылки могут попасть в большие магазины?

— Нет, в большие магазины, которые торгуют через ЕГАИС, такие бутылки не попадут. Тем более, если разрешить продавать алкоголь хотя бы до 22.00, купить его будет проще, люди не пойдут куда попало, купят в нормальном магазине.

Может, власти считают, что малый бизнес в сфере торговли вообще не должен работать с алкоголем, чтобы его продавали как раз в больших сетевых магазинах, где соблюдается строгий контроль?

— Запретить можно, на телевидении один депутат требовал снести все киоски, закрыть небольшие магазинчики, увеличить число проверок и размеры штрафов. Ограничивать и запрещать много ума не надо. Мы это проходили, в советское время во время антиалкогольной кампании, когда люди бегали к таксистам и цыганам за водкой. Нужно не только «закручивать гайки», а стараться принимать взвешенные решения.

Как напоминает DK.RU, массовое отравление водкой произошло в новогодние каникулы. Погибли девять человек. Возбуждено уголовное дело. Тюменцев призывают не покупать бутылки с этикетками «Родники Сибири». Минувшей осенью на Урале после употребления суррогата скончались 18 человек, 16 из них — в Екатеринбурге. Фальсификат продавали на городском рынке, местные активисты сообщали, что один из задержанных по подозрению в сбыте «паленки» был замечен в подделке алкоголя еще в 2019 г. В октябре 2021 г. Ишиме был обнаружен целый подпольный завод по производству алкоголя. Полицейские изъяли партию спиртного в количестве 32 тыс. бутылок стоимостью более семи миллионов рублей. На предприятии трудились 23 человека, здесь же осуществлялся сбыт фальсификата.

Самое читаемое
  • Тюменский завод выступил против новой схемы утилизации аккумуляторовТюменский завод выступил против новой схемы утилизации аккумуляторов
  • Город дал отсрочку бизнесу, который не успевает менять вывески в центре ТюмениГород дал отсрочку бизнесу, который не успевает менять вывески в центре Тюмени
  • Дом Князева в центре Тюмени продан — нового владельца искали с 2018 годаДом Князева в центре Тюмени продан — нового владельца искали с 2018 года
  • Тюменская компания открыла офис в Турции — будет продавать дома и квартирыТюменская компания открыла офис в Турции — будет продавать дома и квартиры
  • От 700 до 1,5 тысяч в сутки: как Тюменская область переживет новую волну COVID-19От 700 до 1,5 тысяч в сутки: как Тюменская область переживет новую волну COVID-19
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.